Новости

«Свобода или смерть!» Почему после Второй мировой в Греции началась гражданская война

  • 06 мая 2011, 14:18

Семьдесят лет назад Греция, в ночь с 29 на 30 апреля 1941-го последние британские войска были эвакуированы из Пелопоннеса, и Грецию разделили на три оккупационные зоны — германскую, болгарскую и итальянскую. Германские части оккупировали Афины, Салоники и часть Эгейских островов, болгары взяли под свой контроль часть Македонии и Фракию, остальные территории достались Италии. В конце мая того же года в результате воздушно-десантной операции немецкие десантники захватили Крит — последний оплот независимой Греции.

Трагическим событиям весны 1941-го предшествовали пять месяцев итало-греческой войны, в течение которых греки героически сражались с войсками Муссолини. Несмотря на численный перевес итальянцев, благодаря высокому моральному духу и грамотному командованию Греция не только отразила вторжение, но и перенесла военные действия на территорию подконтрольной итальянцам Албании. И только вмешательство Германии позволило Муссолини избежать позорного поражения. 28 октября, день, когда Греция ответила решительным «нет» на ультиматум Муссолини, до сих пор отмечается в стране как главный национальный праздник.

Грекам есть чем гордиться: они стали первым народом, оказавшим серьезное сопротивление, как тогда казалось, непобедимым войскам держав «оси». «Греки сражались с несгибаемым мужеством и готовностью умереть за свою страну. Они капитулировали только тогда, когда дальнейшее сопротивление стало невозможно», – так оценивал результаты битвы за Грецию сам Гитлер. Любопытный факт: для того чтобы не унижать греков, одержавших верх над итальянской армией, немцы вводили свои войска в греческие города до прибытия итальянских частей. Более того, Гитлер хотел в знак уважения к греческим офицерам сохранить за ними оружие на поясном ремне – сабли и шашки - но Муссолини настоял на полном разоружении греческой армии.

Оккупация стала страшным ударом для греков, в исторической памяти которых еще свежи были воспоминания о многовековом турецком иге.

Лозунг «Элефтерия и танатос!» («Свобода или смерть!)», под которым греки сражались за независимость в 30-е годы XIX века, вновь обрел свою актуальность. В первые же дни гитлеровского вторжения многие политические и общественные деятели Греции, лишившись свободы, сделали выбор в пользу смерти. Среди покончивших с собой были премьер-министр Греции Александрос Коризис и известная писательница Пенелопа Дельта, которая приняла яд, увидев, как немецкие танки вступают в Афины…

Король Греции Георг II и основная часть кабинета министров успели до оккупации отплыть в Александрию, где было сформировано греческое правительство в эмиграции, официально признанное странами антифашистской коалиции. В Афинах оккупанты создали марионеточное правительство во главе с Георгиосом Цолакоглу, генералом, подписавшим капитуляцию греческой армии. Власть его была номинальной: все основные решения согласовывались с полномочными представителями рейха. Юрисдикция Греческой Политии - так официально называлось новое государство - распространилась на всю зону немецкой оккупации и большую часть территорий, занятой итальянцами, исключение составили Ионические острова, где Муссолини ввел прямое управление.

Болгария почти сразу же объявила об аннексии оккупированной территории. Только за первые полгода оккупации более ста тысяч греков были изгнаны из этих провинций. Вывоз продовольствия в Болгарию, конфискация принадлежавших грекам домов и земельных угодий привели к нехватке продовольствия и дальнейшему увеличению потока беженцев. Большинство греческих исследователей оценивают такие действия Болгарии как месть за поражения во Второй балканской и Первой мировой войнах.

На территориях, занятых немцами, проводились реквизиция продуктов питания и домашнего скота, принудительные займы в пользу третьего рейха и на содержание оккупационных войск. Коллаборационистское правительство покрывало эти расходы за счет денежной эмиссии, которая вылилась в саму высокую инфляцию в истории страны: с 1941 по 1944 год каждый день цены вырастали вдвое.

Следствием этого стал «Великий голод» зимы 1941—1942 годов, только в Аттике – это Афины и прилегающие земли - унесший жизни более 300 тысяч жителей, то есть около 5 процентов всего населения страны.

Еще одной мрачной страницей в истории немецкой оккупации стал холокост в Салониках, где евреи составляли примерно треть от всего населения города. Греки укрывали евреев в своих домах, об их поддержке официально заявляли многие представители Элладской православной церкви: когда немецкие власти потребовали от мэра Закинфа предоставить список проживавших на острове евреев, он указал только две фамилии — свою и архиепископа Хрисостома. За годы войны более 80 процентов греческих евреев были расстреляны, умерли от голода или отправлены в концентрационные лагеря.

В греческой художественной литературе наиболее ярко период оккупации отражен в произведениях драматурга Янниса Рицоса. Сюрреалистические образы, которыми наполнены его произведения, точнее всяких статистических данных говорят об этом трагическом периоде греческой истории: «Какой месяц? Не вижу. Только кость висит в воздухе на веревке, рука — кость, нога — кость, надежда — кость — куда ни глянешь, кости заслоняют глаза. Гора — это гора костей. Море — это море крови. Весь мир — одни только кости. …Месяц — тоже кость, желтая, обглоданная кость в зубах собаки-ночи». Это – из монолога старухи, потерявшей своего сына («Под сенью кипарисов», 1947 г.)

Партизанские действия в Греции начались сразу же после ее оккупации. Первым против немцев выступил Крит. В конце мая 1941-го там началась самая настоящая партизанская война, в которой действовало около 600 партизанских отрядов. Несмотря на стихийный, неорганизованный характер сопротивления, партизаны сразу же уничтожили не менее тысячи немецких солдат. Немцы ответили на партизанские действия жестокими репрессиями. Только за лето того года без суда и следствия было казнено свыше 2 тысяч критян. Некоторые критские поселки, жители которых оказывали упорное сопротивление, были стерты с лица земли. Затяжная партизанская война наложила особый отпечаток на менталитет жителей острова: они отличаются от остальных греков более суровым нравом. Многие из них до сих пор нелегально владеют огнестрельным оружием - с чем правительство Греции борется уже много лет без особого успеха.

В материковой части Греции провозвестником антифашистского движения стал Манолис Глезос, который в ночь на 31 мая 1941-го вместе с Апостолосом Сантасом сорвал установленный на вершине Акрополя нацистский флаг со свастикой.

Этот смелый поступок подвиг многих греков на борьбу с оккупантами, стал символом освободительного движения. Не меньшую роль в становлении движения Сопротивления сыграла Элладская православная церковь. Со словами «Глава Церкви не сдает столицу своей Родины иностранцам» архиепископ Афинский и всей Греции Хрисанф отказался подписать акт о сдаче Афин и признать коллаборационистское правительство во главе с Георгиосом Цолакоглу.

В сентябре 1941-го греки города Драма подняли первое организованное восстание, которое было буквально залито кровью. Многие деревни, в которых укрывались повстанцы, были полностью вырезаны. Подавление восстаний в Драме и на Крите показало, что зарождавшееся в Греции Сопротивление нуждается в координации. Роль связующего звена между разрозненными партизанскими отрядами взял на себя Национально-освободительный фронт Греции (ЭАМ), действовавший под эгидой Компартии Греции. В условиях военной оккупации коммунисты, уже много лет вынужденные действовать в подполье, оказались единственной силой, обладавшей необходимым опытом для организации освободительного движения. Основные партизанские действия были начаты в горных районах Эпира, Фракии и Македонии, а также на Пелопоннесе, где итальянцами был установлен относительно слабый оккупационный режим. Уже к концу 1942-го треть территории страны контролировалась Греческой народно-освободительной армией (ЭЛАС). Помимо освобождения родины от оккупантов, подполье ставило своей целью защиту социальных завоеваний народа и его свобод. Это шло вразрез с планами эмигрантского правительства, которое после окончания войны рассчитывало вернуться к власти.

Говоря о вкладе Греции во Вторую мировую войну, историки подчеркивают, что из-за вторжения в Югославию и Грецию Гитлеру пришлось на пять недель отложить нападение на Советский Союз.

Но почему-то упускается из внимания тот факт, что на протяжении всего периода оккупации из-за действий ЭЛАС только немцы вынуждены были держать в Греции порядка 10 дивизий. Благодаря железной дисциплине, высокому боевому духу и поддержке местного населения, армия ЭЛАС сковывала значительные силы держав «оси», препятствуя их отправке на Восточный фронт. На действия партизан немцы отвечали все более жестокими репрессиями. Символом зверств нацистов стала резня в Калаврите, когда войска вермахта расстреляли все мужское население города старше 12 лет. Спустя 60 лет после этой трагедии Калавриту посетил президент Германии Иоханнес Рау и почтил память погибших, выразив глубокое сожаление о произошедшем. Правда, на вопрос о денежной компенсации и возвращении принудительных займов он ответил, что «это вне его компетенции».

К осени 1944-го страна практически полностью была очищена от иностранных захватчиков. Однако сформированному на освобожденных территориях правительству это не принесло международного признания. Англия, воспринимавшая Грецию как сферу своего влияния, сделала ставку на эмигрантское правительство, которое почти ничего не предприняло для борьбы с агрессором, но в октябре 44-го на британских штыках вернулось в уже свободные Афины. Вот что писал Черчилль генералу Скоби, занявшему греческую столицу: «Вы можете вводить любые правила по своему усмотрению для установления строгого контроля на улицах или для захвата любых бунтовщиков, сколько бы их ни было. …Не колеблясь открывайте огонь по любому вооруженному мужчине в Афинах, который не будет подчиняться английским властям или греческим властям, с которыми мы сотрудничаем. Однако действуйте без колебаний так, как если бы вы находились в побежденном городе, охваченном местным восстанием».

Таким образом, британские войска вступили в страну не как освободители, а как оккупанты. Это открыто признавалось британскими правителями и явственно ощущалось самими греками. Неудивительно, что в декабре 1944-го бывшие бойцы ЭЛАС, которые вышли на митинг, были расстреляны британской артиллерией…

Мир, который обрели европейские народы 9 мая 1945-го, стал для греков короткой интерлюдией. День Победы праздновался на фоне репрессий и расстрелов тех людей, благодаря которым Греция освободилась от немцев.

В марте 1946-го на обломках ЭЛАС возникла Демократическая армия Греции, объявившая войну афинскому правительству. Имея лишь ограниченную поддержку со стороны Югославии и Албании - Советский Союз еще до окончания войны признал Грецию сферой британских интересов - ДАГ была обречена на поражение. Установленный в 1949-м мир лишь закрепил раскол в греческом обществе. В течение почти 30 лет страной руководили консервативные прозападные политики, нелегитимные с точки зрения доброй половины населения. И к этой половине относились те люди, с которыми связаны наивысшие достижения греческой культуры XX века. Это Яннис Рицос, воевавший в рядах ЭЛАС и за это сосланный на один из отдаленных островов Эгейского моря. Это актер Антонис Яннидис, после гражданской войны покинувший Грецию и эмигрировавший в СССР, где он снялся в фильме «Конец и начало» о сопротивлении критян вторжению гитлеровцев весной 41-го. Это великий греческий композитор XX века Микис Теодоракис, также отсидевший срок за левые убеждения, а в 70-е ставший главным идейным вдохновителем борьбы с военной хунтой.

И сейчас, на фоне глубокого экономического кризиса, который сильнее других европейских стран переживает Греция, симпатии народа к людям, которые сражались за их свободу на протяжении всех сороковых годов, только растут.

В марте прошлого года главной новостью афинских газет стали массовые акции протеста, направленные против политики нынешнего правительства. Во главе одной из них стоял Манолис Глезос.

Против демонстрантов полиция применила слезоточивый газ, из-за которого «первый партизан Второй мировой войны» на несколько дней попал в больницу. Полученные ожоги роговицы глаза — не самое страшное, что испытал на своем веку человек, отсидевший 16 лет в тюрьме и четыре раза приговаривавшийся к смертной казни. Для него война за свободу никогда не заканчивалась.

Юрий Квашнин

stoletie.ru