Новости

ГОСУДАРСТВЕHHЫЙ ГРЕЧЕСКИЙ HАЦИОHАЛЬHЫЙ ТЕАТР В МАРИУПОЛЕ К 80-ЛЕТИЮ СО ДHЯ ОСHОВАHИЯ

  • 23 апреля 2012, 00:12

В одном из номеров журнала «Театр и драматургия» за 1934 год опубликовано сообщение: «В Мариуполе начал работать первый в СССР греческий театр.


В составе 24 актера, в большинстве комсомольцы…» Это первое по времени свидетельство об открытии театра. Читающая публика оказалась тогда в неведении, что на юге страны, в Приазовье, есть греческий театр. Его появление было неожиданным не только в Украине, но и для мариупольцев.
  Действительно,
23 февраля 1932 года в помещении  зимнего театра в Мариуполе шел спектакль «Шквал», это был обычный день и обычный спектакль. Но для мариупольцев он оказался памятным; в тот день любители драматического искусства увидели на сцене новую, незнакомую им раньше труппу греческого рабоче-колхозного театра.

На снимке: артисты Государственного греческого национального театра, 1936 год.


Греческий театр был совсем молодым. Его труппа почти целиком состояла из вчерашних любителей, выступающих на самодеятельной сцене. Только три актера – Даниил Теленчи, Юрий Дранга и Георгий Деглари – в составе участников оказались опытными профессионалами. По составу талантов труппа была яркой. Список уже сложившихся мастеров сцены был невелик, и поэтому я хочу привести их имена, которые стали известны только в наши дни. Это актрисы – Александра Магдалиц, Дина Черница, Вера Були, Мария Хасхачих, Вера Кана, Валентина Ногаш, Пелагея Мамуйдар, Евдокия Узун, Анна Арих, Фаина Макмак. Мужской состав – Георгий Севда, Федор Лубе, Савелий Янгичер, Федор Узун, Николай Чича, Федор Гуржи, Василий Галла, Иван Яли, Федор Балджи, Федор Кашкер.

Развитие театра шло сложным и порой мучительным путем. Так, о трудностях театра говорится в одной из статей Ф. Яли «Про один забытый театр», опубликованной в газете «Приазовский пролетарий» в марте 1933 года. Автор статьи пишет о том, что вначале на греческий театр никто не обращал внимания. Актеры месяцами не получали зарплаты, жили в трудных материальных и жилищных условиях. И все же с приходом главного режиссера Михаила Хороманского и директора театра Марии Шалдырван коллектив встал на ноги. Спектакли готовились не только режиссером и художником, как это было еще недавно в греческом театре, а прежде всего самими актерами. 

Первые годы спектакли шли на русском и украинском языках. В сезон 1933-1934 гг. творческий авторитет театра укрепила удачная постановка пьесы В. Шкваркина «Чужой ребенок», режиссер М. Хороманский. Текст пьесы перевели на греческий язык актеры: 
Ф. Узун, Г. Севда, Ф. Лубе.

Вскоре театр отправился в первую поездку по селам Приазовья. Ехали со спектаклем-концертом. На встречу собрались колхозники из окрестных греческих сел, подчас вообще не имевшие понятия о театре. Большой популярностью пользовались многолюдные спектакли-концерты под открытым небом, прямо на полевом стане. Как только отзвучали украинские и греческие песни, концерт продолжал рассказывать о дружбе народов. Сидящие на полевом стане колхозники подпевали артистам. Особой популярностью пользовались греческая румейская песня «Вай, курциц, курциц» и танцы «Хайтарма» и «Богданка». Сценарии для этих представлений, всегда имевших успех у зрителей, сочиняли артисты театра. Газета «Приазовский пролетарий» № 140 в 1937 году сообщала: «На днях в Сартане Мариупольский греческий театр поставил инсценировку «Каменный гость» по А.С. Пушкину. Греки-колхозники остались очень довольны спектаклем. Они получили возможность более близко ознакомиться с литературным наследием великого поэта».

Можно только представить, в какие ситуации попадал коллектив театра при проведении выездных спектаклей! Сколько километров пройдено ими пешком по дорогам Приазовья, с каким рвением тащили они из грязи застрявший грузовик, чтобы не опоздать к началу спектакля в сельском клубе или на полевом стане. 

В декабре 1936 года по приглашению ЦК угольщиков греческий театр впервые выехал на гастроли в города Донбасса: Макеевку, Горловку, Красный Луч, Краматорск. Встречи с металлургами, шахтерами произвели на артистов неизгладимое впечатление. Пожалуй, никогда ранее они не переживали такого острого и интересного момента в своей жизни. Газета «Социалистический Донбасс» № 65 в марте 1937 года сообщала: «В Горловке с большим успехом проходят гастроли Мариупольского греческого театра. В интересно поставленной программе артисты греческого театра продемонстрировали богатство национального творчества – песни и пляски греков».

Творческим итогом работы театра стали гастроли в Крыму, в городах: Севастополе, Балаклаве, Симферополе, Керчи. Репертуар для поездки сформировался таким образом: «Лекарь поневоле» Мольера, «Платон Кречет» А. Корнейчука, переведенный на греческий язык Г. Костоправом.

Прошло время – греческий театр добился творческого авторитета, нашел своих авторов, способных создавать интересные произведения, и вышли на сцену люди, которых по праву можно назвать создателями первого греческого рабоче-колхозного театра в Мариуполе.

Вот уже долгие десятилетия мы изучаем жестокие тридцатые годы ХХ века, а они все хранят и даже множат свои тайны, не желая раскрывать их далеким потомкам. Одна из этих тайн – трагическая гибель греческого рабоче-колхозного театра. Его труппа работала с успехами, ошибками, радостями, неудачами. Не будем забывать, что этот театр был первым. Но истории его как национального театра не суждено было продолжаться.

В декабре 1937 года этот творческий коллектив неожиданно для мариупольцев был объявлен «посредственным театром, сохранение которого не является необходимостью» и закрыт. Театр был почти полностью разрушен, точнее сказать – разгромлен. Первым был арестован в декабре 1937 года директор и художественный руководитель театра Георгий Деглари, затем были арестованы актер Савва Янгичер, поэт Георгий Костоправ и заведующий литературной частью, режиссер Даниил Теленчи.

28 января 1938 года Донецкий обл-исполком принимает следующее решение «О ликвидации рабоче-колхозного театра»: «Греческий рабоче-колхозный театр, который не имеет творческих кадров, крепкой идейно-политической основы репертуара, тем самым не удовлетворял потребности греческого населения – ликвидировать». 

По всей вероятности, постановление облисполкома от 28 января 1938 года носило чисто формальный характер. Исполкому было хорошо известно, что «коллектив, который не имеет творческих кадров», лишился их не по своей воле. Только этим можно объяснить факт запоздалого и циничного решения. На протяжении пяти лет с момента своего основания и до трагической гибели этот коллектив был, как говорили в те годы, «трибуной общественной мысли», пропагандируя в спектаклях-концертах самобытную культуру греков Приазовья.

 


                                                                                                                        Аркадий ПРОЦЕНКО  
 http://pr.ua